Тюремные вышивки королевы Марии

Тюремные вышивки королевы Марии

Автор: Anna Дата: 04.02.2022 Просмотров: 998 Комментарии: 0

В музее Виктории и Альберта хранится коллекция панно, вышитых Марией Стюарт, королевой Шотландии, во время ее длительного заключения по приказу ее двоюродной сестры Елизаветы I. Ряд панно выполнены самой Марией. Это чрезвычайно редкие сохранившиеся образцы вышивок, выполненные королевскими особами. Кроме того, эти вышивки дают определенную информацию для понимания одного из самых печально известных эпизодов в английской истории.

                                                                 

Портретная миниатюра Марии, королевы Шотландии, Николас Хиллиард, 1578–79, Англия.
© Музей Виктории и Альберта, Лондон


"Я спросил Её Милость, так как погода не позволила нам упражняться на улице, как она проводила время внутри. Она сказала, что весь день работала своей иглой, и что разнообразие цветов делало работу менее утомительной, и что она продолжала так долго, что только боль заставила ее сдаться."

Николас Вайт, посланник Елизаветы I, сообщает о разговоре с Марией

В 1568 году, через десять лет после того, как Елизавета I взошла на английский престол, ее кузина Мария была вынуждена бежать через границу в Англию, изгнанная силами могущественной протестантской коалиции. Мария была уверена, что королева Елизавета предложит ей помощь и защиту, но, будучи высокопоставленной католичкой, она была крайне нежеланным гостем при новом протестантском дворе своей кузины. Кроме того, Мария имела давние претензии на английский престол (через кровную связь с сестрой Генриха VIII) и поэтому представляла серьезную политическую угрозу для бездетной Елизаветы, которую многие католики считали незаконнорожденной. Чтобы нейтрализовать власть своей кузины, Елизавета издала приказ о заключении ее под стражу, где Мария и провела в общей сложности почти девятнадцать лет своей жизни. 


    Оксбург-холл. Над камином - драпировка Марии, на кровати - Шрусберийская и Кавендишская 
драпировки и Оксбургский балдахин. Фото 1973 г. Сегодня вышивки хранятся в специальных
витринах с контролем влажности без доступа солнечного света


Замысловатые панно, вышитые Марией более 400 лет назад, демонстрируют при помощи завуалированных символов непоколебимую гордость женщины, у которой почти не было других способов обрести контроль над своим существованием. Все вышивки созданы между 1569 и 1585 годами, когда Мария жила под опекой Джорджа Талбота, шестого графа Шрусбери (богатого протестанта). Мария проживала в разных загородных владениях Талбота, и, хотя ее не держали в камере — у нее была большая прислуга, хорошо обставленные комнаты и личный повар — ее не выпускали на улицу без присмотра. Эту очень ограниченную жизнь, без сомнения, скрашивали постоянные визиты Элизабет, второй жены Талбота, больше известной как Бесс Хардвик, женщины с непростым характером, но прекрасной вышивальщицы. 

Бесс Хардвик (Элизабет Талбот), графиня Шрусбери.  1521-1608 гг. Портрет неизвестного художника


Кокотрикс, панно с драпировки Марии. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.
Согласно легенде, этот мифический зверь может убивать взглядом 

С вышивкой Мария познакомилась еще в детстве, когда переехала во Францию, к своему будущему мужу, дофину Франциску I. Его мать, Екатерина Медичи, как и многие женщины эпохи Ренессанса, была очень искусна в рукоделии. Вероятно, она сама (или под ее руководством) и обучила Марию основам рукоделия.  Домашнее рукоделие было популярным занятием женщин в Англии в XVI веке. У богатых женщин обычным делом было собираться вместе и вышивать отдельные панно, которые потом можно было сшить в одну большую работу. Эти работы впоследствии можно было использовать для занавесок или покрывал, а можно было повесить на стену так же, как вешали гобелены. Мария, Бесс и помощницы Марии вышили более 100 панно. Тот факт, что они очень хорошо сохранились до наших дней, говорит о высоком качестве вышивки. 

Драпировка Марии, детали. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.

После смерти Марии в 1587 году, вышитые панно были переданы Энн Дакр, графине Арундел. В XVII веке, вероятно внучкой Бесс Хардвик, Алтеей Талбот, отдельные панно были прикреплены на отрезы зеленого бархата, и сегодня они известны как Оксбургские драпировки (в 1761 году они оказались в Оксбург-холле, вероятно, в результате бракосочетания потомка семьи Арундел, Мэри Браун, с Ричардом Бединфельдом, 4-м баронетом Оксбурга). Оксбург-холл – дом в Оксборо, графство Норфолк, окруженный рвом. Он был построен около 1482 года и принадлежал семье Бединфельд вплоть до 1950-х годов, когда он был передан Национальному фонду, а вышивки – в коллекцию Музея Виктории и Альберта.   
                                                            
Панно с Оксбургского балдахина. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.

В их нынешнем виде выделяют три драпировки : драпировка Марии (на ней собрано больше всего панно, вышитых Марией), Шрусберийская драпировка (в честь Бэсс Хардвик, по другой весрии – в честь ее мужа, графа Шрусбери) и Кавендишская драпировка (в честь младшей дочери Бесс Мери Кавендиш, по другой версии – в честь второго мужа Бесс, отца Мери), а также Оксбургский балдахин (на самом деле, то, что мы называем драпировками образуют два настенных ковра и полог). Еще одна драпировка была разобрана обратно на отдельные панно, которые сегодня находятся в коллекции Музея Виктории и Альберта и в Королевской коллекции. 
Каждая из сохранившихся драпировок состоит из центрального прямоугольного панно (шириной 54 см), окруженного восьмиугольными панно меньшего размера (шириной 29 см). Все вышивки содержат большое количество символов, изображений птиц, рыб и животных. Все вместе они дают нам понятие о том, каким был визуальный мир аристократов эпохи Тюдоров. Сюжетами для вышивки становились как обычные, домашние и дикие животные (пчелы, собаки, сокол, крот), так и экзотические (слон, тигр, дельфин) и даже фантастические персонажи (дракон, единорог).  
                                             
Центральное панно Шрусберийской драпировки. Девиз на нем «INGENII LARGITOR» (Податель остроумия). © Музей Виктории и Альберта, Лондон.

Центральное панно Кавендишской драпировки. Девиз гласит «EXTINCTAM LACHRIMAE TESTANTUR VIVERE FLAMMUM»
(Слезы свидетельствуют, что погасшее пламя живет). Содержит инициалы Бесс и покойного Уильяма Кавендиша,
ее второго мужа, содержит герб и девиз Кавендишей. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.

В марте 1569 года, через три месяца после заключения, граф Шрусбери написал о Марии:

«Эта королева продолжает ежедневно прибегать к покою моей жены, где с леди Льюистон (Ливингстон) и миссис (Мэри) Сетон она обычно сидит, работая иглой, которой она очень наслаждается, и изобретая произведения».

Из этого мы узнаем, что и Мэри, и Бесс работали вместе как над дизайном, так и над выполнением вышивки. Основу для своих дизайнов они брали из гравюр на дереве, напечатанных в сборнике книг по естествознанию, включая «Icones Animalium» Конрада Гесснера (1560 г.), «Devises héroïques» Клода Парадена (1557 г.) и «La Nature et Diversité des Poissons» Пьера Белона (1555 г.). Но не только иллюстрации из книг и гравюры служили вдохновением при создании сюжетов для вышивки. В XVI веке в Италии и других европейских странах стали появляться книжки с картинками, изображающими сюрреалистические сюжеты с латинскими девизами. Эти картинки быстро вошли в моду, а богатые семьи перенимали для себя изображения с подходящим девизом в качестве эмблемы. Сочетание изображения и девиза стало известно, как «символ» (impresa). Такие символы часто имели двойное значение, особенно когда латинский девиз был переведен, например, на французский или английский язык, а затем делался еще загадочнее, если девиз превращали в анаграмму. В XVI и XVII веках разгадывание таких символов-эмблем было популярным времяпрепровождением среди образованных слоев общества. 

   
Панно с изображением тукана, драпировка Марии, изображение тукана из книги Конрада Гесснера. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.
Среди вещей Марии были найдены клюв и перья этой птицы. 


  
Панно с изображением коронованного кота и страница из «Icones Animalium» Конрада Гесснера (1560 г.).
Королевская коллекция, Лондон


  
Панно с фазаном из драпировки Марии, изображение фазана из книги Конрада Гесснера.

Вышивки выполнены преимущественно крестиком на льняной основе, куда предварительно переносили рисунок, цветными шелковыми, золотыми и серебряными нитями. Кроме крестика использовался так же диагональный «палаточный» шов. Возможно, что при жизни Марии панно служили чехлами для подушек или использовались каким-либо еще способом для декорирования домов Элизабет Талбот. Кроме этого, Мария часто отправляла вышивки в качестве подарков друзьям и сторонникам, а также королеве Елизавете, с которой она пыталась сохранить хорошие отношения.

Монограммы Марии и Элизабет Талбот, панно с драпировки Марии. 
© Музей Виктории и Альберта, Лондон.

На многих панно изображены монограммы Марии и Бесс: у Марии это буквы M и R или M и А, наложенные на греческую букву Φ (фи), а у Бесс – инициалы ES. Большинство «подписанных» Марией панно позже были собраны на драпировке Марии. Считается, что эти вышивки были для королевы способом выразить свое мнение, так как не только ее действия, но и переписка находились под жестким контролем. Для знающих символизм смысл вышивки легко читался. Так, на одном панно вышит феникс – мифологическое существо, способное к возрождению, могущественный символ бессмертия. Большое количество птиц на сюжетах, вероятно, символизировало стремление к свободе. Кроме того, феникс – символ Марии де Гиз, матери королевы Марии. На другом панно коронованный рыжий кот играет с серой мышкой, что является прямой аналогией с рыжеволосой королевой Елизаветой и самой Марией в образе беспомощной мышки.


Панно с фениксом с драпировки Марии. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.

На другом панно вышиты бархатцы (на англ. Marigold, дословно «золото Марии»), тянущиеся к солнцу, и девиз «Не опускаясь до низших вещей», принадлежащий Маргарите Валуа, сестре первого мужа Марии Франциска I. Примечательно и панно с желтой розой, которую пожирают гусеницы. Вероятно, это символизировало пожирающее Марию чувство отчаяния. Центральное панно драпировки изображает виноградную лозу и руку, держащую садовый нож. В нем упоминается притязание Марии на престол, а виноградная лоза – это бесплодная ветвь тюдоровского древа, представленная бездетной и «незаконнорожденной» Елизаветой. Латинский девиз Стюартов гласит «Virescit Vulnere Virtus» (Мужество крепнет в ране). По одной из версий, это панно стало одним из доказательств участия Марии и ее любовника, герцога Норфолка, в заговоре с целью убийства королевы Елизаветы. Для Норфолка, троюродного брата Елизаветы I, перспектива женится на Марии была главным стимулом в планировании заговора. Один из сторонников Марии, Джон Лесли, епископ Росса, признался на допросе, что Мария отправила эту вышивку герцогу Норфолку в качестве наволочки. 

Панно с бархатцами и с желтой розой, поедаемой гуменицами, драпировка Марии. 
© Музей Виктории и Альберта, Лондон.

Панно с коронованной пальмой было выполнено по образцу монеты, выпущенной во время правления Марии в Шотландии и содержащей девизы «Expurgat Deus et Dissipentur Inimici Eius» («Восстань, Господь, и рассей врагов твоих») и «Dat Gloria Vires» («Слава дает силу»). Это монета была прямым оскорблением для Генриха Стюарта, лорда Дарнли, второго мужа Марии, единственной целью которого был брак с королевой. На панно мы видим черепаху (Дарнли), взбирающуюся на пальму с короной (Мария).


Панно с коронованной пальмой, драпировка Марии. 
© Музей Виктории и Альберта, Лондон.

Панно с дельфином, прыгающим через корону – намек на первого мужа Марии, дофина Франциска I. Под короной мы видим инициалы MR, что означает королева Мария. 


Панно с фельфином, драпировка Марии. © Музей Виктории и Альберта, Лондон.

Современные фотографии в высоком разрешении позволяют рассмотреть все детали не только вышивок, но и самого бархата, на который они были прикреплены. 



В 1586 году, после многих лет борьбы сторонников католического и протестанского монарха, Марию судили за участие в заговоре с целью убийства Елизаветы. В следующем году она была признана виновной и обезглавлена в замке Фотерингей. Ей было 44 года. Конечно, Оксбургские драпировки – не единственные сохранившиеся вышивки Марии Стюарт. Но это уже немножко другая история. 

В 2017 году участницы швейной группы «Наследие» из Эдинбурга воспроизвели все панно с драпировки Марии. У коллектива из 33 вышивальщиц ушло на это более 2500 часов. Изготовленная ими копия драпировки сегодня выставлена в Королевском замке Эдинбурга, в котором некоторое время проживала Мария Стюарт. 

Часть полога, вышитого королевой Марией. Случайно обнаружен в Шотландии
около 2015 года, продан на Hansons Auctioneers в 2021 году в частную коллекцию.

Оксбургские драпировки уникальны по многим причинам. Во-первых, это редкие экземпляры вышивки, которые можно однозначно идентифицировать, как вышитые королевской особой. Во-вторых, это почти идеально сохранившиеся вышивки XVI века, демонстрирующие нам с одной стороны средневековую традицию изображать мифических животных, а с другой – модное в то время увлечение девизами и эмблемами. И в-третьих, именно в этих вышивках мы находим то, что так часто ищем в примитивной вышивке, глубокий симолизм, зашифрованные в цветах и животных послания.  

Разглядывать эти вышивки – одно удовольствие, тем более, что сайт Музея Виктории и Альберта дает возможность рассмотреть их в мельчайших деталях.  

Все детали драпировки Марии можно посмотреть здесь.
Все детали Шрусберийской драпировки можно посмотреть здесь.
Все детали Каведишской драпировки можно посмотреть здесь
Все детали Оксбургского балдахина можно посмотреть здесь.

Больше фотографий из Оксбург-холла здесь.


Подготовлено по материалам сайтов www.vam.ac.uk, trc-leiden.nl, larsdatter.com, blog.edinburghcastle.scot, www.nationaltrust.org.uk, agnesashe.wordpress.com, www.marie-stuart.co.uk. 

Теги: история вышивки

Связанные товары

Связанные статьи

Комментарии

Написать комментарий

Заказать звонок

Введите номер телефона и наш менеджер перезвонит вам в течение 15 минут.

Спасибо за заявку!